BaSle.Ru - Сказки для Вашего малыша!

Вход на сайт

Здравствуйте, Уважаемый посетитель нашего сайта!
Введите Ваши данные. Если надо, можем напомнить пароль

Регистрация на сайте
Жили-были старик со старухой — ленивые-преленивые! Один на другого всякую работу перекидывали. Надо избу к ночи на крюк запереть — у них спор:
    — Тебе запирать!
    — Нет, тебе!
    Отпирать поутру — опять спор:
    — Тебе отпирать!
    — Нет, тебе! Я вчера запирала!
    Вот раз надумали они кашу сварить. После споров да раздоров сварила старуха горшок каши.
    Сели они, съели кашу. Надо было горшок мыть. Принялись старик со старухой опять спорить. Старуха говорит:
    — Я кашу варила, а тебе горшок мыть!
    — Нет, — говорит старик, — раз ты варила, тебе и мыть! А я никогда в жизни горшки не мыл, и никогда мыть не буду!
    — А я сто раз мыла, больше не хочу!
    — Эка ты упрямая да ленивая!
    — Сам таков!
    Спорили-спорили — ни один не желает горшок мыть. Остался горшок немытый. Глянул на него старик и говорит:
    — Старуха, а старуха!
    — Чего тебе?
    — А ведь горшок-то немытый.
    — Возьми да вымой!
    — Сказал я тебе: не мое это дело!
    — И я тебе сказала: не мое!
    И давай спарить да браниться. Устал старик спорить и говорит:
    — Вот что я надумал: кто завтра утром первый заговорит, тому и горшок мыть!
    Согласилась старуха. Улеглись они спать: старуха — на печке, старик — на лавке. Горшок на столе немытый остался.
    Проспали они ночь. Взошло солнышко, утро настало. Старуха на печке лежит — не встает, старик на лавке лежит. Помалкивают оба. Кто кого перемолчит?
    В хлеву корова мычит — доить ее надо, в стадо гнать. Петух да куры кричат — на двор выйти хотят. Поросенок визжит — есть просит. Старуха лежит — глазами водит, с печки не встает. Старик на нее посматривает — с лавки не поднимается. Горшок на столе немытый стоит.
    Люди наработались, обедать сели, а старик да старуха все лежат.
    Дивятся ближние соседи: что такое? Не беда ли какая случилась? Почему старуха корову в стадо не выгнала? Почему у нее печка не топится?..
    Пришли, дернули дверь — заперта дверь изнутри на крюк. Стали стучать. Никто не отзывается.
    Тут уж и дальние соседи собрались, стали совет держать: что делать?
    — Надо, — говорят, — дверь выломать да посмотреть — не угорели ли они, не померли ли оба?
    Выломали дверь, вошли в избу. Смотрят: старуха на печке лежит, старик — на лавке, оба дышат, у обоих глаза открыты — оба живы.
    Соседи спрашивают:
    — Что у вас случилось? Почему целый день лежите? Или нездоровы?
    Старуха молчит, и старик молчит.
    Соседи ничего понять не могут. Народу полна изба набилась, все говорят, шумят, водой на старика со старухой брызгают, за рукава их дергают.
    А старуха и старик молчат, как убитые.
    Побежали за попом:
    — Может, он знает, может, он понимает!
    Пришел поп. Подошел к печке, спрашивает старуху:
    — Что у вас приключилось тут, почему онемели?
    Молчит старуха, только недобро на попа поглядывает. Поп к старику:
    — Или язык отсох?
    Молчит старик. Поп и говорит:
    — Надо с ними оставить кого-нибудь, пока они в себя не придут. Одних их бросать нельзя. Кто с ними останется? Кто присматривать за ними будет?
    Одна баба говорит:
    — Мне недосуг, мне белье стирать да полоскать.
    Другая говорит:
    — Мне ребят кормить.
    И той некогда, и другой некогда, а у третьей времечка нет.
    Тут одна старуха и выискалась:
    — Я бы, — говорит, — стала за ними присматривать, да мне плату за это положить надо. Так-то я не согласна время проводить.
    — Верно, — говорит поп, — надо тебе за труды плату получить. Только что же тебе дать?
    Повел он глазами по избе и усмотрел у двери на гвозде старухину шубу теплую.
    — Вот, — говорит, — и возьмешь эту шубу за свои услуги!
    Только он проговорил это, как старуха скок с печки — да к шубе. Ухватилась за нее и давай кричать:
    — Да где это видано, да где это слыхано чужим добром распоряжаться? Да я эту шубу только прошлым летом сшила! Да я за нее всякому глаза выцарапаю и волосья вырву!
    Тут и старик с лавки вскочил — к старухе бросился, руками размахивает, кричит во весь голос:
    — Ага, старая, тебе горшок мыть! Тебе горшок мыть! Тебе? Ты первая заговорила! Ты!
    Плюнул поп, и все соседи плюнули:
    — А ну их к бесу! Коли они живы и здоровы, пускай сами и разбираются, кому горшок мыть!